Делеция 17р

Содержание
  1. Veragene – тест ДНК будущего поколения НИПТ
  2. Почему необходимо делать полный генетический анализ плода во время беременности?
  3. Как работает неинвазивный пренатальный тест Veragene
  4. Для кого рекомендован неинвазивный пренатальный тест (НИПТ) Veragene
  5. Как сдать тест Veragen
  6. Хронический лимфоцитарный лейкоз
  7. Классификация ХЛЛ
  8. Классификация по группам риска
  9. Симптомы ХЛЛ
  10. Причины возникновения хронического лимфоцитарного лейкоза
  11. Диагностика хронического лимфолейкоза
  12. Лечение хронического лимфоцитарного лейкоза
  13. Терапия первой линии пациентов первой группы
  14. Лечение пациентов второй группы
  15. Лечение пациентов третьей группы
  16. Лечение рецидивов
  17. Лечение сопутствующих осложнений
  18. Последствия хронического лимфоцитарного лейкоза
  19. Прогноз при хроническом лимфоцитарном лейкозе
  20. Вылечить миодистрофию Дюшенна: конкуренция групп, единство методик
  21. Конкурирующие лаборатории: кто первым воплотит технологию в терапию для человека?
  22. Терапия миодистрофии Дюшенна: старые и новые подходы
  23. Бластный криз: формы, симптомы, диагностика и лечение
  24. Механизм развития
  25. Формы бластного криза
  26. Как проявляется бластный криз?
  27. Диагностика
  28. В чем заключается опасность для жизни
  29. Лечение бластного криза
  30. Прогноз

Veragene – тест ДНК будущего поколения НИПТ

Делеция 17р

В России нет аналогов НИПТ Veragene

Неинвазивный пренатальный тест Veragene – это единственный ДНК тест, который определяет анеуплоидии, микроделеции и таргетные мутации (моногенные заболевания) с 10 недель беременности.

Данный тест был разработан Киприотской компанией NIPD GENETICS еще в 2016 году. Сейчас он представлен на российском рынке как единственный НИПТ с такой масштабной линейкой генетических патологий.

Почему необходимо делать полный генетический анализ плода во время беременности?

Источник: https://medicalgenomics.ru/

Ответ на этот вопрос дала медицинская статистика, где случаи рождения больных детей ежегодно растет. С синдромом Дауна рождается каждый 600 малыш в мире, с аномалией по половых хромосомам каждый 100, с тяжелым наследственным моногенным заболеванием “муковисцидоз” в европейских странах рождается каждый 2000 ребенок.

А ведь есть генетические патологии и хромосомные аномалии, которые не совместимы с жизнью. Поэтому проведение пренатальной диагностики НИПТ Veragene это ответственный шаг к получению информации о генетическом здоровье будущего ребенка.

Стандартные НИПТ в России исследую в основном только на хромосомные аномалии (синдромы Дауна, Эдварса и Патау) и анеуплоидии по половых хромосомам X и Y.

[attention type=yellow]

Однако возможности Veragene позволяют диагностировать также Синдром Ди Джорджи (синдром делеции 22q), Синдром делеции 1p36, Синдром Вольфа-Хиршхорна (делеция 4р), Синдром Смита-Магениса (делеция 17р).

[/attention]

А самое главное 50 моногенных заболеваний средней и тяжелой формы.

Диагностика микроделеций (отсутствие частички хромосомы) и моногенных заболеваний имеют очень важное практическое значение. Представьте что у данных патологий, в отличии от синдрома Дауна, например, нет химических и ультразвуковых маркеров. Т.е.

данные мутации врач не может увидеть по клиническим признакам на узи или по данным биохимического анализа крови.

А по итогам валидационных исследований Veragene, риск выявления таких заболеваний у беременных составляет 1 к 50, а в некоторых этнических популяциях итого выше.

Как работает неинвазивный пренатальный тест Veragene

Для генетического исследования понадобится стандартная венозная кровь будущей матери, а также образец ДНК биологического отца.

В крови матери в первом триместре накапливается ДНК плода и к 10 неделям беременности количество фетальной фракции достаточно для того, чтобы отделить ее от материнской внеклеточной ДНК.

От отца берут стандартный образец ДНК – соскоб с внутренней поверхности щеки (буккальный эпителий).

С учетом ДНК безусловного родителя (отца) в лаборатории проводят исследование, применяя запатентованную технологию нового поколения и биоинформатики. Выявляются любые потенциальные генетические мутации.

По результатам анализа выдается заключение с выявленными патологиями или с их отсутствием в течение 8 рабочих дней.

Источник: https://medicalgenomics.ru/

Для кого рекомендован неинвазивный пренатальный тест (НИПТ) Veragene

Любая беременная женщина может пройти тестирование самостоятельно, если:

  • срок беременности 10 полных акушерских недель или больше
  • беременная является совершеннолетней

Также есть ряд показаний, в случае которых НИПТ Veragene необходим:

  • высокий или средний риск по итогам скрининга 1 триместра;
  • наличие ребенка и\или родственника с генетическими патологиями в семье (синдром Дауна);
  • случаи мертворождения в семейном анамнезе;
  • наличие детей и\или родственников с тяжелыми заболеваниями органов зрения, слуха, нарушением обмена веществ и поражениями нервной системы;
  • случаи кровосмешения (родственных браков) в истории семьи;
  • выраженная этническая принадлежность к определенным видам этносов, которым присуще генетические наследственные заболевания.

Как сдать тест Veragen

Во-первых уточните у своего врача можно ли сдать этот анализ в вашей клинике.

Если вы наблюдаетесь у участкового акушер-гинеколога, то скорее всего нет.

Важно найти клинику, где можно сдать кровь.

Для этого достаточно обратиться на бесплатную горячую линию 8 800-301-17-51, где помогут выбрать медицинский центр и скажут сколько стоит НИПТ Veragene именно в этой клинике.

Специальной подготовки для сдачи анализа крови не требуется. Главное не есть острое, жирное и копченое на ночь (перед сдачей крови) и не употреблять алкоголь. Утром можно позавтракать.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c5bcb5d54a2bb00ac12cc64/veragene-test-dnk-buduscego-pokoleniia-nipt-5e98a47d329bbd55dfa4388f

Хронический лимфоцитарный лейкоз

Делеция 17р

Хронический лимфоцитарный лейкоз — это злокачественная опухоль, произрастающая из малых В-лимфоцитов. Она характеризуется накоплением опухолевого клона клеток в костном мозге, лимфоидных тканях (лимфоузлы, селезенка) и крови.

К этому же виду заболевания относится лимфома из малых лимфоцитов (ЛМЛ). Биологически она идентична ХЛЛ, но отличается клинической картиной.

При хроническом лейкозе поражается костный мозг, и, как следствие, в крови повышается уровень лимфоцитов, а при ЛМЛ в основном поражаются лимфатические узлы и селезенка. опухолевого клона в крови менее 5×10 9 /л.

Классификация ХЛЛ

Хронический лейкоз классифицируется по стадиям и по группам риска.

Стадия заболевания определяется на основании клинического обследования и результатах анализа крови:

  • Стадия А — уровень гемоглобина более 100 г/л, тромбоцитов более 100 × 10 9 /л, и поражено менее 3 областей лимфатических узлов.
  • Стадия В — уровень гемоглобина более 100 г/л, тромбоцитов более 100 × 10 9 /л, и поражено более 3 областей лимфатических узлов.
  • Стадия С уровень гемоглобина менее 100 г/л или уровень тромбоцитов менее 100 × 10 9 /л.

Классификация по группам риска

Для данной классификации был разработан международный прогностический индекс, учитывающий следующие параметры:

  • мутация TP53 (17p).
  • мутация IGHV.
  • Уровень β2-микроглобулина >3,5 мг/л.
  • Стадия B/С.
  • Возраст старше 65 лет.

Каждому из этих параметров присваивается определенное количество баллов, при их суммировании пациент определяется в одну из 4 групп риска:

  • 0-1 балл — группа с низким риском прогрессирования.
  • 2-3 балла — промежуточный риск прогрессирования.
  • 4-6 баллов — высокий риск прогрессирования.
  • 7-10 баллов — очень высокий риск прогрессирования.

Симптомы ХЛЛ

Первоначально заболевание протекает бессимптомно, каких-то четких жалоб нет, но отмечаются частые респираторные инфекции, потливость, слабость. Может наблюдаться некоторое увеличение лимфатических узлов. Иными словами, ничего конкретного.

На этой стадии хронический лейкоз обнаруживают случайно, когда пациент сдает общий анализ крови по поводу рутинного обследования или при диагностике другого заболевания.

При доброкачественном течении такое состояние может продолжаться годами, но потом неизбежно наступает прогрессирование и наступает развернутая стадия процесса.

При развернутой стадии заболевания пациенты предъявляют следующие жалобы:

  • Общая слабость.
  • Снижение работоспособности.
  • Ночная потливость.
  • Резкое похудение без особых причин.
  • Повышение температуры без признаков инфекции.
  • Лимфаденопатия.

Развернутая стадия сменяется терминальной. Здесь уже наблюдается истощение, выраженная интоксикация, тяжелые генерализованные инфекции, нарушение работы внутренних органов (почечная недостаточность, кардиомиопатии и др). При инфильтрации головного мозга опухолевыми клетками, происходит нарушение сознания, вплоть до комы.

Причины возникновения хронического лимфоцитарного лейкоза

Причины возникновения хронического лимфолейкоза до конца не ясны. Многие факторы риска, которые имеют ключевое значение при развитии других злокачественных новообразований и гемобластозов, здесь не актуальны (воздействие ионизирующего излучения, химических канцерогенов, хронических инфекций).

В то же время обнаружено увеличение заболеваемости среди лиц, занятых в обслуживании высоковольтных линий электропередач. Также доказана роль наследственной предрасположенности.

Риски развития ХЛЛ при наличии в семье родственника с такой патологий увеличиваются в 30 раз по сравнению со среднепопуляционными показателями.

Диагностика хронического лимфолейкоза

Всем пациентам с подозрением на хронический лейкоз, а также с уже подтвержденным диагнозом во время каждого визита к гематологу проводят опрос и уточнение жалоб. Это важно не только для оценки текущего статуса, но и для прогнозирования тактики дальнейшего ведения больного.

Особое внимание уделяется наличию неспецифических симптомов интоксикации (повышение температуры более 38 градусов в течение более, чем 2-х недель, ночная потливость и снижение массы тела более, чем на 10% за последние 6 месяцев).

Также проводится физикальный терапевтический осмотр, включающий определение размеров печени и селезенки, а также пальпацию доступных лимфатических узлов. Для постановки диагноза назначается ряд специальных тестов:

  • Иммунофенотипирование лимфоцитов. Диагноз хронический лимфоцитарный лейкоз выставляется, если уровень В-лимфоцитов в крови превышает 5000/мкл.
  • При подозрении на ЛМЛ, когда нет специфической клинической симптоматики и увеличения лимфоцитов в крови, проводят биопсию увеличенного лимфатического узла с последующим морфологическим и иммуногистохимическим исследованием полученного материала.
  • Для того чтобы оценить степень поражения костного мозга и отследить динамику изменений после терапии, проводят исследование его пунктата и биоптата. Аналогичные исследования проводят при подозрении на трансформацию лейкоза.

Для подбора терапии выполняются молекулярно-генетические исследования методом FISH для определения делеций 17р, мутаций ТР 53, а также других генетических аномалий.

После окончания терапии необходимо провести исследование крови методом проточной цитометрии для определения минимальной остаточной болезни. Полученные результаты позволят спрогнозировать время до рецидива и общую выживаемость.

Например, уровень злокачественных клеток в крови, превышающий 1%, свидетельствует о высокой вероятности раннего рецидива и требует пересмотра протокола лечения. Если уровень опухолевых клеток находится в пределах 0.01-0.9%, ожидаемая продолжительность жизни без прогрессирования составляет 3 года.

И при уровне опухолевых клеток менее 0.01% высока вероятность длительной безрецидивной выживаемости (более 5 лет).

Лечение хронического лимфоцитарного лейкоза

Лечение хронического лимфоцитарного лейкоза начинается только по показаниям. Это связано с тем, что около трети всех больных имеют вялотекущую форму заболевания, которая практически не сказывается на продолжительности их жизни.

Показаниями к назначению специфической терапии являются:

  • Наличие симптомов интоксикации — повышение температуры более 38 градусов в течение 2 недель, снижение веса на 10% и более за пол года, ночные поты в течение месяца.
  • Прогрессирующая анемия и/или тромбоцитопения.
  • Прогрессирующее увеличение лимфатических узлов.
  • Увеличение количества лимфоцитов в 2 раза и более в течение полугода.
  • Увеличение селезенки (более 6 см по краю реберной дуги).

Цели лечения будут зависеть от возраста пациента и наличия у него сопутствующих заболеваний. В этой связи все пациенты с ХЛЛ делятся на три группы:

  • 1 группа — пациенты младше 65 лет, у которых нет других серьезных заболеваний, и которые имеют благоприятный молекулярно-генетический профиль лейкоза. В этом случае ставится задача достижения полной ремиссии и редукции минимальной остаточной болезни.
  • 2 группа — пациенты старше 65 лет либо молодые пациенты, у которых есть болезни, ограничивающие применение некоторых химиопрепаратов. Целью лечения данной группы является контроль над течением болезни при минимальной токсичности лечения.
  • Третья группа — это пациенты с неблагоприятным молекулярно-генетическим профилем лейкоза (наличие делеции 17р, мутации ТР 53), независимо от возраста и общего статуса. Главным компонентом их лечения является ибрутиниб. Сохранным больным без тяжелых сопутствующих патологий может быть показана трансплантация аллогенных стволовых клеток (ТГСК).

Терапия первой линии пациентов первой группы

Стандартом лечения таких больных является режим FCR, включающий ритуксимаб, флударабин и циклофосфамид. Эта схема дает хорошие результаты, но сопряжена с высоким риском токсических и нейтропенических осложнений.

Пациентам, которым такой режим лечения провести невозможно, назначается схема RB — ритуксимаб и бендамустин. Этот режим менее токсичен, но вместе с тем и отличается чуть меньшей эффективностью. Также в качестве варианта лечения для достижения ремиссии может применяться ибрутиниб в качестве монотерапии.

Лечение пациентов второй группы

При терапии пациентов второй группы применяются менее токсические режимы и лечение таргетными препаратами. Могут использоваться следующие схемы:

  • BR.
  • FCR-lite.
  • Хлорамбуцил + ритуксимаб.
  • Монотерапия хлорамбуцилом.
  • Хлорамбуцил + обинутузумаб.
  • Монотерапия ибрутинибом.

Пациентам старше 80 лет, у которых ожидается невысокая продолжительность жизни, применяются максимально щадящие схемы. Как правило, это монотерапия хлорамбуцилом, ритуксимабом или ибрутинибом.

Лечение пациентов третьей группы

Пациентам из группы высокого риска может быть рекомендовано следующее лечение:

  • Терапия ибрутинибом как в монорежиме, так и в составе полихимиотерапии с ритуксимабом или бендамустином. Лечение проводят до прогрессирования заболевания или развития токсических осложнений.
  • Комбинированное лечение венетоклаксом и обинутузумабом в течение 12 месяцев.
  • Молодым пациентам без сопутствующей патологии проводят лечение ибрутинибом до достижения объективного ответа, а затем рассматривается вариант донорской ТГСК для консолидации ремиссии.
  • Пациентам, которым по каким-либо причинам невозможно назначение ибрутиниба, проводят монотерапию венетоклаксом.

Лечение рецидивов

При определении схемы лечения рецидива учитываются следующие данные:

  • Схема лечения, выбранная для терапии первой линии.
  • Время развития рецидива.
  • Особенности течения рецидива.

Пациентам, у которых рецидив развился через 2 года после последней терапии (поздний рецидив), можно повторить выбранный режим, использовавшийся при предыдущем лечении или рассмотреть другой вариант ХТ первой линии, предусмотренной для лечения.

Пациентам с ранним рецидивом, который развился менее, чем через 2 года после окончания последней терапиии, не получавшим лечение ибрутинибом, рекомендовано назначать схемы лечения, содержащие этот препарат.

Если они получали ибрутиниб, назначается схема венетоклакс+ритуксимаб.

Пациентам младше 65 лет, при невозможности назначения ибрутиниба и неэффективнсти венетоклакса и ритуксимаба необходимо рассматривать аллогенную трансплантацию гемопоэтических стволовых клеток.

Лечение сопутствующих осложнений

Одной из основных причин смерти больных хроническим лимфоцитарным лейкозом являются инфекции. Их причиной является замещение нормальных иммунокомпетентных клеток опухолевым клоном и снижение уровня иммуноглобулинов.

В этой связи пациентам с хроническим лимфолейкозом при уровне Ig G ниже 5 г/л рекомендуется заместительная терапия иммуноглобулином. Его вводят внутривенно раз в месяц в течение года.

Также показана вакцинация против сезонных инфекций: гриппа, пневмококка, гемофильной инфекции, менингококковой инфекции.

Последствия хронического лимфоцитарного лейкоза

У 3-10% больных хроническим лимфоцитарным лейкозом возможна трансформация заболевания в крупноклеточную иммунобластную лимфому.

Для подтверждения диагноза необходимо проведение биопсии пораженных лимфоузлов. Также возможна трансформация ХЛЛ в острый лимфобластный лейкоз. Вероятность такого события составляет менее 2%.

Очень редко хронический лимфоцитарный лейкоз трансформируется в миеломную болезнь.

Прогноз при хроническом лимфоцитарном лейкозе

Хронический лимфоцитарный лейкоз на сегодняшний день является неизлечимым заболеванием. Однако возможности современной терапии позволяют существенно продлить жизнь таких больных, сохранив ее качество на приемлемом уровне. В целом продолжительность жизни таких пациентов стремится к общепопуляционным показателям.

В Европейской клинике лечение хронического лимфолейкоза проводится согласно современным стандартам с использованием новейших препаратов.

Пациентами занимаются опытные врачи, в сложных случаях решение принимается коллегиально консилиумом специалистов.

Благодаря такому подходу в каждом случае нам удается достичь максимально возможных результатов.

Источник: https://www.euroonco.ru/onkogematologiya/hronicheskij-limfocitarnyj-lejkoz

Вылечить миодистрофию Дюшенна: конкуренция групп, единство методик

Делеция 17р

Мышечная дистрофия Дюшенна — тяжелейшее Х-связанное заболевание, эффективного лечения которого до сих пор нет. В одном из последних номеров Science вышли целых три статьи об успешном тестировании на мышиных моделях технологии CRISPR/Cas9 для лечения этой болезни. Может быть, у этого подхода есть шанс добраться и до клиник?

Мышечная дистрофия Дюшенна, от которой страдает один из 3600-5000 новорожденных мальчиков, вызывается отсутствием дистрофина — белка, который соединяет цитоскелет и внеклеточный матрикс в мышечном волокне и обеспечивает его стабильность при сокращении (рис. 1).

Из-за мутаций гена DMD рамка считывания при трансляции его мРНК сдвигается, и синтез белка преждевременно прекращается. Врожденная болезнь очень быстро прогрессирует: ее диагностируют в возрасте около четырех лет, а к 10 годам ребенку обычно уже нужна инвалидная коляска.

Это происходит потому, что без дистрофина волокна повреждаются, и как только регенеративная способность мышечных волокон исчерпывается, они заменяются фиброзной и жировой тканями [1]. Как показывают исследования, когнитивные функции у ребенка тоже могут быть нарушены [2].

Больше 30 лет с таким заболеванием, как правило, не живут, а смерть наступает от сердечных и респираторных осложнений. Более мягкий вид миодистрофии, связанной с геном DMD, — это мышечная дистрофия Беккера, когда мутации не приводят к смещению рамки считывания [3].

Дистрофин находится на внутриклеточной поверхности сарколеммы вдоль всей длины мышечных волокон и входит в состав дистрофин-ассоциированного гликопротеинового комплекса (ДАГК, DGC). Он связывается одним концом с F-актином цитоскелета, а другим — с β-дистрогликаном, что стабилизирует волокна во время сокращения. Ген дистрофина — один из самых длинных у человека.

Рисунок 1. Мутации в дистрофине — причина развития миодистрофии Дюшенна.

а – Дистрофин связывается с актиновыми филаментами (часть цитоскелета) через домены N-ABD и ABD2) и с ДАГК через домены CR и CT.

 б — Кристаллическая структура N-ABD дистрофина. Зоны связывания с актином показаны желтым, четыре хорошо изученных мутации, вызывающих заболевание, — красным.

Излечивать мышечную дистрофию Дюшенна пока не умеют, а сегодняшняя терапия направлена на замедление прогрессирования болезни и лечение осложнений [4], [5]. «Золотой стандарт» — это кортикостероиды, которые были предложены в качестве лечения еще несколько десятилетий назад. Однако их применение вызывает множество побочных эффектов.

Неудивительно, что многие группы генетиков и молекулярщиков занимаются разработкой пре- и постнатального лечения миодистрофии Дюшенна. Болезнь в основном изучают на различных линиях мышей.

В одном из последних номеров Science опубликовали сразу три независимых работы по методам лечения мышечной дистрофии Дюшенна [6–8].

[attention type=red]

Исследовательские группы возглавили Эрик Олсон (Eric Olson) из Техасского университета, Эми Уаджерс (Amy Wagers) из Гарвардского университета и Чарльз Герсбах (Charles Gersbach) из Университета Дьюка.

[/attention]

Все группы для восстановления функции мышц использовали методику пропуска экзонов, при которой один или несколько экзонов удаляются из мРНК (рис. 2). В таком случае белок получается короче, но всё же может выполнять свою поддерживающую и заякоривающую функции в мышечном волокне, а «досадное обстоятельство» — лишний стоп-кодон — тоже оказывается «пропущенным».

Рисунок 2. Пропуск экзонов в гене дистрофина при миодистрофии Дюшенна.а — У пациентов с МДД в гене DMD присутствуют мутации, нарушающие рамку считывания при синтезе белка.

Например, при делеции экзона 50 появляется «внерамочная» мРНК, что приводит к синтезу усеченного нефункционального или нестабильного дистрофина (слева). В одном из терапевтических подходов антисмысловой олигонуклеотид «маскирует» экзон 51, и он «пропускается» при сплайсинге, рамка считывания восстанавливается.

В результате получается более короткий, но частично функциональный дистрофин (справа). В новых работах «лишние» экзоны просто вырезают из генома с помощью CRISPR/Cas9. б — Мультиэкзонный пропуск в терапии МДД.

Если осуществить пропуск экзонов 45–55, мутации которых встречаются примерно у 63% пациентов, то образовавшийся короткий дистрофин приведёт к трансформации стандартного МДД-фенотипа в бессимптомный или более мягкий МДБ-фенотип.

У стратегии удаления экзонов есть даже преимущества перед воссозданием полной длины гена: ее проще разработать, чем восстановить индивидуальные делеции каждого пациента [7].

Для вырезания «лишних» нуклеотидных последовательностей исследователи воспользовались технологией редактирования генома CRISPR (clustered regularly interspaced short palindromic repeats) / Cas9 (CRISPR-associated protein 9) [9], которую, между прочим, только что разрешили применить в опытах на эмбрионах одному лондонскому институту [10].

Конкурирующие лаборатории: кто первым воплотит технологию в терапию для человека?

Ученые трех лабораторий успешно применили технологию пропуска экзонов in vivo на стандартном объекте — мышах — и показали, что их метод помогает восстановить рамку считывания и частично восстановить синтез дистрофина. Поскольку даже невысокий его уровень (3–15% от нормального) приносит терапевтическую пользу, результаты работ можно назвать успешными.

Группа Эрика Олсона уже не в первый раз использует метод CRISPR/Cas9 в своих работах по мышечной дистрофии Дюшенна. В 2014 году ученые исправили мутацию в зародышевой линии мышей и предотвратили развитие болезни. Однако, поскольку пренатальное редактирование генома на человеческих эмбрионах (пока?) запрещено, исследователям пришлось придумать способ постнатального применения технологии.

В их последней работе для доставки необходимых для редактирования компонентов в ткани использовался аденоассоциированный вирус-9 (AAV9, adeno-associated virus-9) [6]. Исследователи испытали несколько способов введения AAV9 в различные дни после рождения мышат.

[attention type=green]

Во всех случаях экспрессия гена дистрофина в сердечной и скелетных мышцах восстановилась, но в разной степени. Более того, продукция белка увеличивалась с 3 до 12 недель после инъекций, а через 4 недели после инъекций улучшилась функция скелетных мышц.

[/attention]

«Сейчас задача для исследователей из центра Уэллстоун заключается в том, чтобы перенести открытия с мышиной модели на пациентов с миодистрофией», — говорит Прадип Маммен (Pradeep Mammen), содиректор центра Уэллстоун.

Группа Эми Уаджерс провела во многом похожий эксперимент [8].

После множества подготовительных этапов работы по редактированию генома и пропуску экзона на клетках и животных их опыт тоже увенчался успехом: программируемые CRISPR-комплексы в составе аденоассоциированного вируса (AAV) были доставлены с помощью локального и системного введения к дифференцированным скелетным волокнам, кардиомиоцитам и сателлитным мышечным клеткам новорожденных и взрослых мышей. Если редактирование направлено только на мышечные волокна, то эффект со временем может сойти на нет. Однако, как отмечает Уаджерс, редактирование генов в сателлитных клетках может обеспечить гораздо более длительный результат. Оно способно привести к созданию пула регенеративных клеток, несущих отредактированный ген дистрофина, и в результате обычной репарации мышц отредактированный ген окажется и в мышечных волокнах.

Наконец, как все уже догадались, ученые под руководством Чарльза Герсбаха тоже обнаружили терапевтический эффект применения AAV-CRISPR/Cas9 в мышиной модели [7].

Внутрибрюшинное введение вирусного вектора новорожденным мышам привело к восстановлению синтеза дистрофина в абдоминальных мышцах (мышцах живота), диафрагме и сердце через семь недель после инъекции. Как отмечают авторы, терапия сердечной и легочной мышц крайне важна, поскольку именно их отказ зачастую приводит к смерти пациентов с болезнью Дюшенна.

Внутривенное введение AAV-векторов шестинедельным мышам тоже привело к значительному восстановлению продукции дистрофина в сердечной мышце. «Остается еще много работы по переделке [технологии] в терапию для человека и подтверждения ее безопасности, — говорит Герсбах. — Но результаты наших первых экспериментов уже весьма воодушевляющие».

Группа собирается оптимизировать систему доставки и оценивать эффективность и безопасность стратегии на более крупных животных (рис. 3). Какая же из трех лабораторий обгонит других и первой сможет провести испытания на человеке?

Терапия миодистрофии Дюшенна: старые и новые подходы

По словам Олсона, главное отличие новой стратегии с использованием вектора, вмещающего в себя компоненты для редактирования генома, от других терапевтических методов в том, что она устраняет причину болезни. А какие еще подходы разрабатывают ученые?

Рисунок 3. Животные модели миодистрофии Дюшенна.а — Проявления миодистрофии Дюшенна у мышей и собак. Вверху: у мышей mdx симптомы проявляются только в старости, и они склонны к образованию рабдомиосарком — опухолей мышечного происхождения.

Размер мышей с нокаутами генов атрофина/дистрофина и интегрина/дистрофина значительно меньше, чем их ровесников дикого типа (BL10 и BL6). Внизу: проявления болезни у пятимесячной больной собаки. Различия между здоровой и больной двухлетними собаками.

 б — Сравнение продолжительности жизни здоровых и больных людей, собак и различных линий мышей.

Один из многообещающих подходов — это клеточная терапия.

Хотя опыты с внутримышечной инъекцией миобластов от здоровых доноров провалились, технологии с использованием стволовых клеток и индуцированных плюрипотентных стволовых клеток (ИПСК) пока успешно испытываются на моделях не только миодистрофии Дюшенна, но и болезни Альцгеймера, Паркинсона, Хантингтона, спинальной мышечной атрофии, бокового амиотрофического склероза, аутизма и шизофрении [14–16]. Например, в 2013 году исследователи из Бостонской детской больницы (Boston Children’s Hospital’s Stem Cell Program) с помощью смеси трех малых молекул (форсколина, основного фактора роста фибробластов bFGF и ингибитора гликогенсинтазы киназы-3) перепрограммировали ИПСК из кожи пациентов с миодистрофией Дюшенна в мышечные клетки, которые затем успешно прижились у мышей. Сейчас из ИПСК получены кардиомиобласты и нейроны [2].

[attention type=yellow]

Другие исследования показывают, что восстановление нормального уровня синтеза оксида азота (NO), который снижается у больных из-за нарушения активности NO-синтазы (nNOS), ослабляет воспаление, повышает активность собственных стволовых клеток и реконструирует морфологию и функции скелетных мышц [3].

[/attention]

Уже в фазе II клинических испытаний находится препарат Givinostat — ингибитор гистондеацетилаз, который замедляет прогрессирование болезни в мышиной модели.

Такой массированный экспериментальный удар по миодистрофии Дюшенна вселяет надежду.

Станет ли технология CRISPR/Cas9 ведущей в разработке терапии, которую смогут принять на вооружение клиницисты? Возможно, не за горами и публикации похожих работ по другим заболеваниям, где нужно избавиться от мутаций в одном-единственном гене? Это мы узнаем из ближайших выпусков Science (а также других почетных журналов).

  1. van Putten M., Hulsker M., Nadarajah V.D., van Heiningen S.H., van Huizen E., van Iterson M. et al. (2012). The effects of low levels of dystrophin on mouse muscle function and pathology. PLoS One. 7, e31937;
  2. Russo F.B., Cugola F.R., Fernandes I.R., Pignatari G.C., Beltrão-Braga P.C. (2015). Induced pluripotent stem cells for modeling neurological disorders. World J. Transplant. 5, 209–221;
  3. Falzarano M.S., Scotton C., Passarelli C., Ferlini A. (2015). Duchenne muscular dystrophy: from diagnosis to therapy. Molecules. 20, 18168–18184;
  4. Bushby K., Finkel R., Birnkrant D.J., Case L.E., Clemens P.R., Cripe L. et al. (2010). Diagnosis and management of Duchenne muscular dystrophy, part 1: diagnosis, and pharmacological and psychosocial management. Lancet Neurol. 9, 77–93;
  5. Bushby K., Finkel R., Birnkrant D.J., Case L.E., Clemens P.R., Cripe L. et al. (2010). Diagnosis and management of Duchenne muscular dystrophy, part 2: implementation of multidisciplinary care. Lancet Neurol. 9, 177–189;
  6. Long C., Amoasii L., Mireault A.A., McAnally J.R., Li H., Sanchez-Ortiz E. et al. (2016). Postnatal genome editing partially restores dystrophin expression in a mouse model of muscular dystrophy. Science. 351, 400–403;
  7. Nelson C.E., Hakim C.H., Ousterout D.G., Thakore P.I., Moreb E.A., Castellanos Rivera R.M. et al. (2016). In vivo genome editing improves muscle function in a mouse model of Duchenne muscular dystrophy. Science. 351, 403–407;
  8. Tabebordbar M., Zhu K., Cheng J.K., Chew W.L., Widrick J.J., Yan W.X. et al. (2016). In vivo gene editing in dystrophic mouse muscle and muscle stem cells. Science. 351, 407–411;
  9. Элементы: «Прокариотическая система иммунитета поможет редактировать геном»;
  10. Gallagher J. (2016). Scientists get ’gene editing’ go-ahead. BBC News;
  11. CRISPR-системы: иммунизация прокариот;
  12. Мутагенная цепная реакция: редактирование геномов на грани фантастики;
  13. А не замахнуться ли нам на… изменение генома?;
  14. Нобелевская премия по физиологии и медицине (2012): индуцированные стволовые клетки;
  15. Болезнь Альцгеймера: ген, от которого я без ума;
  16. Как спасти Тринадцатую? (Перспективы лечения болезни Хантингтона);
  17. McGreevy J.W., Hakim C.H., McIntosh M.A., Duan D. (2015). Animal models of Duchenne muscular dystrophy: from basic mechanisms to gene therapy. Dis. Model. Mech. 8, 195–213;
  18. Singh S.M., Kongari N., Cabello-Villegas J., Mallela K.M. (2010). Missense mutations in dystrophin that trigger muscular dystrophy decrease protein stability and lead to cross-β aggregates. Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 107, 15069–15074;
  19. Goyenvalle A., Seto J.T., Davies K.E., Chamberlain J. (2011). Therapeutic approaches to muscular dystrophy. Hum. Mol. Genet. 20, R69–R78.

Источник: https://biomolecula.ru/articles/vylechit-miodistrofiiu-diushenna-konkurentsiia-grupp-edinstvo-metodik

Бластный криз: формы, симптомы, диагностика и лечение

Делеция 17р

Хронический миелолейкоз в мазке крови

Бластный криз (БК) — самая тяжёлая стадия хронического миелоидного лейкоза. Характеризуется массивным размножением бластных клеток в органах кроветворения и их распространением в кровеносном русле. Состояние пациента значительно ухудшается, развивается резистентность к проводимой терапии. Течение болезни сходно с агрессивным острым лейкозом.

Хронический миелоидный лейкоз (ХМЛ) — заболевание, при котором происходит прогрессирующее разрастание незрелых клеток кровяной системы в органах гемопоэза.

В основе патологии лежит перестройка 9-й и 22-й хромосом, они меняются местами, образуя гибридный ген BCR-ABL 1, который провоцирует синтез гибридного белка BCR-ABL. Гибридный белок является по сути активной тирозинкиназой, продуцирующей процесс канцерогенеза.

Клетки начинают делиться независимо от естественных факторов роста, происходят нарушения в их развитии, активации, дифференцировке и апоптозе.

БК отличается агрессивным течением заболевания, ускоренным зарождением и распространением лимфобластов и миелобластов, замещением здоровых клеток крови на мутантные клоны.

Резко падает число эритроцитов, тромбоцитов и лейкоцитов в токе крови.

Происходит «лейкемический провал» — преобладание в крови бластных клеток на фоне значительного снижения либо отсутствия дозревающих и зрелых форм клеток.

Механизм развития

Бластный криз в мазке крови

Выделяют 3 этапа ХМЛ:

  • хронический;
  • акселерация (прогрессия);
  • БК.

Хроническая стадия обычно длится несколько лет, характеризуется постепенным, доброкачественным течением болезни.

По мере развития патологии перетекает во вторую фазу, во время которой развивается анемия, ускоряются процессы роста числа лейкоцитов, уровень мутировавших клеток растёт, количество незрелых форм гранулоцитов увеличивается в несколько раз, число тромбоцитов уменьшается, клетки теряют способность к дифференцировке, чувствительность к терапии падает.

Прогрессирование приводит к изменению генетического аппарата

Прогрессирующая стадия может протекать в течение нескольких месяцев, если усиленное лечение не даёт результатов, механизм развития дополняется последующими изменениями хромосом.

Чаще всего выявляется изменение структуры гена Р53, трисомия хромосомы 8, множественные аберрации на фоне делеции 17р, дупликация Ph-хромосомы; могут встречаться аномалии в гене RB1, MYC и генах RAS, трисомии хромосом 10, 17, 19, 21, моносомии хромосом 7, 18. В некоторых случаях отмечена модификация ДНК гена BCR-ABL 1.

Всевозможные мутации неизменно приводят к терминальной стадии – БК. Происходит быстропрогрессирующее истощение, могут развиваться опухоли, состоящие из миелобластов — миелоидные саркомы.

Они локализуются в любой ткани организма, но преимущественно поражают кожные покровы и дёсны. В ряде случаев болезнь переходит из хронической стадии в финальную, минуя фазу акселерации.

Принцип перехода из одной стадии ХМЛ в другую, а также образование новых мутировавших клонов и субклонов до конца не изучен.

Формы бластного криза

Вид криза определяет поражение клетки-предшественницы

Для идентификации бластных клеток терминальной стадии ХМЛ используют цитохимические методы, морфологические способы диагностики и иммунофенотипирование.

Выделяют 4 формы БК:

  • миелобластная (55%) — преобладают предшественники миелоидного ряда.
  • лимфобластная (25%) — наличие лимфоидных бластных клеток.
  • эритробластная (10%) — выявляются клетки, относящиеся к эритроидному ряду.
  • недифференцированная (10%) — классифицировать не представляется возможным.

Как проявляется бластный криз?

Бластный криз характеризуется устойчивостью к лечению

Характерные показатели перехода ХМЛ в стадию БК:

  • отсутствие ответа на терапию;
  • увеличение размеров селезёнки и печени, иногда до аномально больших форм;
  • симптомы общей интоксикации, потеря аппетита, снижение массы тела;
  • нарастающая слабость, головокружения, выраженная бледность;
  • периодическое повышение температуры более 38-39 градусов;
  • спонтанные кровотечения;
  • ноющие либо резкие боли в костях;
  • поражения кожных покровов опухолевыми образованиями зеленоватого, серого, фиолетового оттенков;
  • инфекционные заражения, резистентные к лечению, склонные к быстрому развитию осложнений;
  • редкие проявления: инфаркт либо разрыв селезёнки.

Диагностика

Физикальное исследование — начальный этап диагностики

В лабораторной диагностике выявляют характерные для всех форм ХМЛ показатели: транслокация 9-й и 22-й хромосом (филадельфийская хромосома); гибридный ген BCR-ABL 1. Цитогенетический анализ позволяет диагностировать переход в стадию БК раньше других исследований. Дополнительные аномалии хромосом, выявленные при данном анализе, могут указать на приближающуюся терминальную стадию ХМЛ.

Характерные особенности финальной стадии ХМЛ:

  • бластные клетки в крови и костном мозге составляют > 30%;
  • наличие осколков ядер мегакариоцитов в крови;
  • скопления бластов в биоптате костного мозга;
  • образование очагов саркомного характера;
  • тромбоцитопения;
  • увеличение размеров селезёнки и печени.

Обязательно проводят дополнительные исследования для исключения развития патологий в различных органах: УЗИ лимфоузлов и органов брюшной полости, ЭКГ, бронхоскопия, КТ грудного и брюшного сегментов с контрастированием, рентгенография грудной клетки. Также проводят идентификацию бластных клеток на основе выявления набора клеточных маркеров.

В чем заключается опасность для жизни

Бластный криз влечет за собой снижение иммунитета

Опасность для жизни заключается в замещении здоровых клеток клонами, быстро прогрессирующем разрастании злокачественных образований.

Из-за выраженного снижения тромбоцитов происходят кровотечения, которые тяжело остановить, повышается риск внутренних кровоизлияний.

Снижение эритроцитов приводит к анемии, упадок числа лейкоцитов — к незащищённости организма от патогенных микроорганизмов. Пациента сопровождают инфекционные заболевания, характеризующиеся тяжёлыми осложнениями.

Лечение бластного криза

При лечении бластного криза применяется химиотерапия

Благодаря выявлению гибридного белка BCR-ABL было создано эффективное средство для борьбы с ХМЛ — ингибиторы тирозинкиназ. Первое средство, применяемое в лечебной практике с начала XXI века — Иматиниб, позже были зарегистрированы его комбинации. Применяются на всех этапах заболевания, при БК в некоторых случаях удаётся продлить жизнь пациента.

При лечении БК учитываются препараты, принимавшиеся в предыдущих стадиях. Если Иматиниб уже использовался перед переходом болезни в БК, его рекомендуется заменить одним из ингибиторов второго поколения.

При образовании резистентности и к этому средству, заменяют следующим. Дозировка на этапе БК обычно в 2 раза выше, чем при хроническом течении.

[attention type=red]

Терапия ингибиторами позволяет достичь у некоторых пациентов большого и полного цитогенетических ответов, но они не стабильны.

[/attention]

Параллельно во многих случаях назначают химиотерапию, которая оказывает больший эффект для лимфобластной формы. Также применяются противоопухолевые препараты (Цитозар, Алексан).

Пациенту может быть проведена трансплантация стволовых клеток. Однако риск осложнений очень высок.

Если было принято решение провести трансплантацию, предварительно обязательно назначают высокую дозу химиотерапии или лучевой терапии.

Прогноз

Прогноз БК неблагоприятный, патология развивается бурно, затрагивая многие ткани организма. Продолжительность жизни составляет несколько месяцев. При лимфобластной форме БК пациенты имеют шанс на несколько более длительный срок жизни, средняя выживаемость в этом случае составляет до 6 месяцев.

Источник: https://gidanaliz.ru/bolezn/lejkoz/blastnyj-kriz.html

Будь здоров
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: